Бунин И. А. - Пащенко В. В., 22 марта 1892 г.

134. В. В. ПАЩЕНКО

22 марта 1892. Полтава

Департамент

"внутренних" дел

________

Главная почтово-

телеграфная контора

любовных переписок.

 ________

Отделение взаимных

излияний.

No (по реестру) 1.

  

Полтава, 22 марта,

Жандармская улица,

на дворе дождь, в доме -

насморк, во всем ми-

ре - поздний вечер

и сон счастливых

супругов, собак и

сторожей...

 

Comment vous porter-vous, -

madame? {Как вы поживаете, мадам? (фр.)}  

Задавши такой вопрос, я сейчас же, почти моментально, сообразил, что все равно Вы, madame, не имеете возможности ответить мне на него через две минуты... даже более: горький опыт научил меня терпению и - увы! madame, я теперь не ребенок и привык помнить, что на такие вопросы ответы получаются иногда не через две минуты, а через две недели, а иногда и совсем не получаются. Что делать, madame? Терпение - наш долг, наш, можно сказать, христианский долг!.. Да, так вот сообразивши это, я решил в ожидании Вашего ответа, ответить Вам без вопроса, начать свое письмо с изложения моей жизни. Вы, конечно, интересуетесь? А если не интересуетесь, то все-таки это ничего: письма принято начинать словами: "Я, слава Богу, жив и здоров" и т. д. (Ах, как было бы хорошо, если бы письма с такими началами всегда имели такой скорый и милый конец, как "и т. д." Ей-богу!)...

Ну-с, так я, слава Богу, жив, но нездоров. Конечно, это не значит, что я шагаю по Полтаве как гальванизированный труп, и что все собаки на меня брешут в благородном негодовании, но все-таки... я нездоров, madame! И будь я сейчас в Орле, и сиди около меня Варя, я бы слег в постель и стонал бы так жалобно, как самый молодой и сентиментальный поросенок... Ах, madame, вы, дитя, обломок льдины Белого моря, понятия не имеете, что такое благословенный юг! Снегу нету уже полтора месяца, выпадают иногда чудные вечера, музыка дивно гремит в Круглом саду1, но лица музыкантов сини, как котел, от ветра - и в общем, черт знает что! Носовые платки исчезают один за другим под кроватью в корзинах с грязным бельем (какие противоположности в мире, madame - гря-зное бе-лье!), а я простуживаюсь самым аккуратным образом буквально 7 раз в неделю!

Не замечаете ли Вы, что мое письмо напоминает2... нет, не скажу, что напоминает... а впрочем, скажу: (только Вы не соглашайтесь со мной!) - маленькие беседы "Орловск. вестника"3?.. Но что бы оно ни напоминало, я чувствую себя сию минуту не Карповым, даже не Борисом Петровичем М-сье Гном4, но самим Гейне. И чувствуя себя Гейне, я чувствую, что Вы будете чувствовать в моем смехе сокрытые слезы и сумеете расплесть этот странный венок, сплетенный из кипарисовых веток и виноградных веселых лоз! (Ей-богу, - собственное сравнение, а не Гейневское! Каково?)

Получил от Грицевича письмо5, просил деньги. О, Варек! Если бы ты знала, как мне горьки такие письма с напоминанием. Но, Господи! - что же я сделать мог раньше? Я как собака брожу уже давным-давно без пристанища... Посылаю ему деньги завтра и глубоко рад, что развяжусь с господином жандармом.

P. S. В "Новости" послал еще корреспонд<енцию>, одна (в No от 19 марта) уже напечатана6. Пришло в голову послать тебе 2 письма Гайдебурова7. Не затеряй (NB)

На счетах уже действую прекрасно.

Примечания

Печатается по автографу: ИМЛИ ОР, ф. 3, оп. 3, No 13, л. 23--25.

Год определен по содержанию.

1 Общественный сад в Полтаве.

2 Письмо выдержано в стиле произведения Г. Гейне "Идеи. Книга Le Grand", являющейся одной из частей "Путевых картин" (1826--1831, ч. 1--4).

3 Имеется в виду рубрика "Маленькая беседа" в "Орловском вестнике".

4 Б. П. Шелехов.

5 Письмо Грицевича неизвестно.

6 См. коммент. 6 к п. 131.

7 См. коммент. 4 и 6 к п. 8.

© 2000- NIV